Roundelay Games In The Traditional Culture Of The Altaians / Хороводные Игры В Традиционной Культуре Алтайцев / Arş. Gör. Surlay ABISOVA

(ÖZERK ALTAY CUMHURİYETİ – RUSYA FEDERASYONU)

АННОТАЦИЯ

Игры-хороводы занимают важное место в культуре разных народов. Данная статья посвящена изучению хороводных игр в традиционной культуре алтайцев. В ней рассмотрена семантика слова «кӱрее», обозначающего хоровод. С этой целью приведены встречающиеся в алтайском и хакасском языках значения этого слова. Хороводные игры проанализированы по способу их проведения. В работе проводится сравнение разновременных записей с описаниями круговой игры «Кӱрее ойын». В контексте хороводных игр рассматривается традиция исполнения игровых песен. Устойчивость хороводных форм, указывающая на их древность, подтверждаются примерами из эпических сказаний. Приведены эпизоды сказаний, повествующие о всенародных праздниках в честь героя, его победы над врагом или свадебного пира с проведением игр, состязаний, и с исполнением хороводных песен. Также в работе рассматриваются игры, соответствующие линейному хороводу. Для этого показаны игры-хороводы в составе календарных праздников у кумандинцев и телеутов. К ним относятся игры «Тамыр» и «Табыр». Проводится их сравнительный анализ, а также объясняется переход названных игр в свадебную обрядность и в молодежную среду. Далее в работе следует описание повсеместно распространенной народной игры «Кур ӱзӱш», анализируется сходство и различие этой игры с хороводной игрой «Табыр». К хороводным играм отнесена практически забытая в наше время народная игра «Оп чаа». В конце работы рассмотрены тексты игровых хороводных песен. Они представлены на алтайском языке с подстрочным переводом на русский язык.

 

Важное место в традиционной культуре алтайцев занимают хороводные игры. На алтайском языке хоровод обозначается словом «кӱрее» и имеет несколько значений: 1) круг; 2) хоровод; 3) парчовая кайма (на алтайской шапке); 4) комиссия (Алтайско-русский словарь, 2018: 421). Слово «кӱрее» встречается также в хакасском языке со следующими значениями: 1) кайма, каемка, кромка; 2) окантовка, рама, рамка; 3) венчик, ободок, край (блюдца, тарелки); 4) околыш, поля, обод, отворот (головного убора); 5) верхняя складка глаз; 6) карниз; 7) шляпка гвоздя (Хакасско-русский словарь, 2006: 217). Из представленных значений слова «кӱрее» внимание привлекают те, в которых оно связано с формой круга в виде каймы или отворота головного убора или края посуды. Если учитывать, что форма круга является основным способом ведения хороводов, то сочетание «кÿрее ойын» определяет способ проведения игры. Характерной особенностью данного способа проведения игр является обязательное наличие круга, который формируется игроками.

Ярким примером хороводной игры в традиционной культуре алтайцев является игра под названием «Кÿрее ойын»  (Хороводная игра). Из работы «История и культура Алтая XIX - начала XX в.в.» Н.В. Екеева и Г.П. Самаева известно, что самые ранние сведения об этой игре относятся к 1840 году ХIХ-го века. Игру в виде хоровода описал земский исправник, этнограф А. М. Горохов: «Ставши в кружок, веселящиеся берутся за руки и, кривляясь всем телом, только подскакивают друг к другу; в том состоит вся пляска» (Екеев, Самаев, 1994: 63). Опубликованный им материал по хороводной игре «Кӱрее ойын» вызвал у современных исследователей, на наш взгляд, справедливую критику: «А. М. Гороховым дана сильно упрощенная характеристика этого танца, который был гораздо сложнее. Участники «Кÿрее ойын», взявшись за руки, образовывали два круга и под звуки музыкального инструмента икили исполняли замысловатый танец с последовательным смыканием и разъединением кругов, сопровождая свои действия песнями» (Екеев, Самаев, 1994: 63-64). Из представленного описания игры «Кÿрее ойын»  становится ясным, что она велась по круговому способу ведения хоровода. Для сравнения приведем следующее описание игры: «В эту игру могут играть около двадцати – тридцати человек. Девушки и женщины, взявшись за руки, образуют круг. Парни образуют следующий круг. Как только начинают игру на икили (смычковый музыкальный инструмент), парни и девушки начинают петь песни, парни при этом двигаются по солнцу. А девушки двигаются напротив. После окончания каждой песни парни примыкают к кругу девушек, образуя один круг, и двигаются по солнцу. Начинается новая песня. После окончания песни снова образуют два круга. Парни двигаются по солнцу, а девушки против движения солнца. После окончания песни девушки примыкают к кругу парней, снова образовав один круг. Далее начинается новая песня, и движение по солнцу продолжается. Затем образуют два круга, девушки образуют внешний круг, а парни – внутренний. Внешний круг должен всегда двигаться по солнцу. Песни могут быть разными». В игре наблюдается распределение участников на два круга – внешний и внутренний, которые в течение всего хоровода неоднократно объединяются в один круг, затем снова расходятся на два, а также меняются местами.

Исполнение песен во время проведения хороводов является обязательным условием. Эту особенность хороводных игр отмечал известный фольклорист В. П. Аникин в хороводах русского народа: «…пение настоящих хороводных песен не просто соотносится с хороводной игрой, – оно включено в хороводную игру на правах ее составной части. Подлинная хороводная песня всегда игровая по происхождению – она возникла вместе с игровым действием». (Аникин, 1987: 155). Приведенный выше пример народной игры «Кӱрее ойын» позволяет говорить о существовании в культуре алтайцев хороводных песен. Изучая алтайские народные песни, фольклорист Т. С. Тюхтенев дает следующее определение: «Игровая песня – синкретический вид народного искусства, объединяющий песню с плясками и играми, мелодию с движениями и действиями. Алтайская народная игра воспринимается как согласованное, коллективное движение по кругу или между рядами с обязательным сопровождением песней и пляской» (Тюхтенев, 1972: 39-40). По его мнению, характерной особенностью в исполнении алтайских песен является умеренный темп, соответствующий спокойному движению играющих. В устно поэтическом наследии народа имеется множество игровых песен, из содержания которых можно обнаружить немало интересного. Рассмотрим следующий текст песни:

Кол колыстаҥ тудужып,                               За руки взявшись,

Кÿрее ойын баштайлык.                               Хоровод (мы) начнем.

Кÿркÿреде биjелеп,                                      Шумно танцуя,

Кÿн эбире ойнойлык.                                               По ходу солнца поиграем.

Алаканнаҥ тудужып,                                               За ладони держась,

Айланыжып ойнойлык.                                Кружась, поиграем.

Албатыныҥ jаҥарын                                    Народные песни,

Алкап-чÿмдеп jыргайлык.                            С благословением сочиняя, поиграем.

Кöрÿшкенниҥ öчинде                                              Встрече (нашей) в отместку

Кÿн чыкканча ойнойлык.                             До восхода солнца поиграем.

Кÿрее jараш ойынды                                    Хороводную красивую игру

Коомойлошпой jыргайлык.                          Хорошо поиграем.

Табарышкан öчинде                                     Схождению (нашему) в отместку

Таҥ атканча ойнойлык.                                            До рассвета поиграем.

Тазырада биjелеп,                                        Шумно пританцовывая,

Тарынышпай ойнойлык.                              Без обид поиграем.

В приведенной песне звучит приглашение к хороводу. Кроме того указываются условия и время проведения игры. Хороводная песенная традиция в культуре алтайцев является достаточно распространенным видом исполнения народных песен. В работе «Народные игры алтайцев» представлено следующее описание этой традиции: «Мужчины и женщины становятся в круг или полукруг, обнявшись или держась за руки, поют народные песни. При этом все одновременно раскачиваются из стороны в сторону» (Ойношев, 2015: 86-87).

На современном этапе традиция исполнения хороводных песен часто наблюдается на светских и календарных праздниках, в свадебном обряде. Устойчивость хороводных форм у алтайцев позволяет говорить об их древнем происхождении. На архаичность народных игр указывают множество упоминаний о них в произведениях устного творчества. В частности эпические сказания алтайцев, относящиеся к эпохе патриархально-родового и патриархально-феодального строя, содержат информацию о народных играх, состязаниях, пиршествах. Конечно, мы допускаем, что часть игр, упомянутых в эпосе, могли быть внесены в более позднее время. Однако, тот факт, что народные игры и различные состязания присутствуют практически во всех сказаниях, их постоянство свидетельствуют о существовании хороводов в культуре алтайского народа с древнейших времен.

Органично вплетаясь в сюжетную линию эпоса, элементы игровой культуры встречаются в таких эпизодах как рождение героя, сватовство, приобретение коня, борьба между женихами-соперниками. Массовость хороводов отражается в эпизодах, описывающих проведение всенародного пиршества «той», игрищ «ойын-јыргал» в честь возвращения героя домой, победы над врагом и свадебного пира. Например, в сказании «Алмыс-каан» говорится о всенародном праздновании. Называние родоначальников (јайзаҥ) и их родовых подразделений (оток) говорит о масштабности проводимого празднества и многочисленности народа. Кроме того, эпос подтверждает традицию исполнения хороводных песен: Кулга jÿрген албатызы / Мыкынданып кожоҥ баштайт (Алтай баатырлар, 1983: 21-22). – (В рабстве живший народ, / Руками в пояса упершись, песни запевает). Упомянутая поза поющих людей в народной культуре является традиционной для исполнения песен – кÿрее кожоҥ (хороводная песня). Хоровод в данном эпосе представляет восстановление порядка после освобождения из рабства и одержания победы над злом. Как и в реальности, в массовых гуляниях, описываемых в эпосе,  могут принимать участие и молодые и старые, мужчины и женщины. Об этом свидетельствует сказание «Алтай-Бучый»:

Кыстар jуулып, ойын салды jалаҥына,         Девушки собравшись, игру затеяли на [его] поляне,

Уулдар jуулып, ойын салды алтайына.        Парни собравшись,  стали затеяли на [его] алтае.

Jер ÿстÿниҥ jетен баатыр                             Семьдесят богатырей на земле –

Текши келди бу ойынга,                              Все прибыли на эту игру.

Алтай ÿсти алтан кезер                                Шестьдесят силачей на Алтае –

Ончозы келди бу jыргалга…            До единого прибыли на это веселье (Суразаков, 1961: 115).

В эпических сказаниях большая часть игр упоминается в эпизодах, изображающих проведение пиршества. В них теряется всякая граница между людьми, независимо от их социального положения, возраста и пола, здесь все равны.

В традиционной культуре особый интерес представляют игры, проводимые в форме полукруга или линии. Изучение народных игр показывает, что такие игры-хороводы были довольно распространенными. Так, Ф. А. Сатлаев, изучая обряд «Кочо-кан» у кумандинцев, описывает хороводную игру «Тамыр»: «После ритуального пиршества молодежь села разделялась на две партии. В каждой из них могло быть 10 или 15 человек… Обе группы устраивали своеобразное хоровое пение, называемое «тамыр», которое похоже на игру и является своеобразным продолжением выступлений Коча-кана. Каждая группа старается перепеть другую (Сатлаев, 1974: 101). Более подробно игру «Тамыр» описывает Т. М. Садалова: «Молодёжь, разделившись на две противоположные стороны, состязались между собой через песнопения. Проигравшие отдавали одного человека из своей стороны. В этих песнях присутствовали остроумные, комические, иногда даже непристойные слова. Если посмотреть их значение, то, кажется, они связаны со знакомством молодых друг с другом, поиска суженного для создания семьи» (Садалова, 1995:14). Название кумандинской игры «Тамыр» созвучно с телеутским словом «табыр», обозначающем игру с песнями. Игру «Табыр» описал Т. С. Тюхтенев в своей монографии по народным песням (Тюхтенев, 1972: 41). Слово «табыр» встречается как самостоятельно, так и в словосочетании «табыр кожоҥ». В алтайско-русском словаре оно обозначает песню, предназначенную для двух хоров (АОС, 2018: 637). Такое определение указывает на традицию проведения линейного хоровода, расположенными напротив друг друга. Из описаний игр «Тамыр» и «Табыр» следует, что оба варианта очень похожи по правилам проведения. Различие в названии игр согласных звуков [м] и [б], видимо, является особенностью диалектных наречий.

Песня с названием «табыр» у телеутов проводится во время проведения весеннего праздника, знаменующем собой начало нового года (Алтай фольклор, 1995: 80-81). На хороводное начало этой песни указывает исследователь М. П. Чочкина, сравнивая ее с игрой «Кÿрее ойын». Она отмечает, что в настоящее время она исполняется во время свадебных церемоний (Чочкина, 2003: 134). Песня «табыр» характеризуется наличием множества возгласов типа «эй – э-э-э-эй!», видимо, рассчитанных на призывание к игре молодых парней и девушек. Мелодия и ритмика песни, по мнению исследователя, соответствуют танцевальным движениям двух «стенок», которые, приблизившись, сливаются в один общий круг и продолжают движение в хороводе. Переход подобных игровых песен в свадебную обрядность, вероятно, связано с тем, что весенние игры молодежи представляют собой начало не только нового года, а также являются играми досвадебного периода. Традиционно весенние молодежные игры заканчивались летним «свадебным» сезоном. В мировоззрении алтайского народа летний период до настоящего времени определяется временем для проведения свадебного пира «той». Свидетельством о том, что такие игры имели распространение среди молодежи, служит запись, сделанная М. Ч. Алтайчиновым: «Когда начинает играть балалайка, оба ряда приближаются друг к другу. Парень, стоявший в конце ряда должен спеть шутливую, смешную песню и сплясать. Подойдя к цепочке девушек, он должен выбрать одну из них. Если девушки в цепочке одобрят его, то девушка уходит вместе с ним. Если же девушки не одобряют, то он должен снова показать свои умения. Затем эта пара должна показать что-нибудь интересное остальным игрокам: спеть, сплясать, сыграть. После этого они встают в цепочку парней. Эту игру играют равные по количеству люди» (ФМ Дело № 335). Из этой записи понятно, что для игры формируются две «стенки»: в один ряд становятся парни, а напротив парней – девушки. Наличие  двух противоположных сторон наблюдается и в других народных играх. Однако, только в этой записи четко обозначено гендерное разделение игроков.

В культуре алтайцев есть распространенная игра «Кур ӱзӱш» (Разрывание пояса). В ней участники делятся на две равные команды. Игроки команды, взявшись за руки, встают друг против друга. Затем один игрок из первой команды зовет одного из игроков второй команды. Вызванный игрок должен с разбега «разорвать пояс», то есть сцепленные руки игроков другой команды. Если «пояс разорвется», то он забирает в свою команду одного или несколько игроков (по договоренности) в свою команду. В игре побеждает та команда, которая заберет в свою сторону всех игроков другой команды. Сходство и отличие игр «Кур ӱзӱш» и «Табыр» было замечено Т. С. Тюхтеневым (Тюхтенев, 1972: 41). Он отмечал, что в первой игре вызванный человек показывает смекалку, быстроту, энергичность, а во второй игре он должен показать ловкость, красоту движения. На наш взгляд, игры «Табыр» и «Кур ӱзӱш» сближает то обстоятельство, когда правила проведения обоих игр предполагает обязательное исполнение припевок. В игре «Кур ӱзӱш» игровую припевку поет тот, кто приглашает игрока с другой команды. При этом слова песни-приглашения различаются, когда приглашают девушку или парня. Для приглашения девушки исполняли песню:

Табыл-тубул камчылу,                                             С таволожным кнутом,

Табылгазы jинjилÿ,                                      Таволожная рукоятка (ее) с бусинами,

Актай-кöктöй ол атту,                                             На мышастом она коне (ездящая),

Адазы байдыҥ ÿрени!                                              Отец (ее) богача семя!

Бÿдÿн торко мичилÿ,                                               С целой шелковой кисточкой,

Бÿткенек бойы бу сÿрлÿ!                              Крепкая собой видная!

Jарым торко jакалу,                                      Наполовину с шелковым воротом,

Jарнак бойыҥ бу сÿрлÿ!                               Громкоголосая собой видная!

Алты jанынаҥ (кыстыҥ ады) бейин бол!     С нижней стороны (имя девушки) сюда беги!

Если приглашают парня, то поют:

Табыл-тубул камчылу,                                             С таволожным кнутом,

Табылгазы jинjилÿ,                                      Таволожная рукоятка (его) с бусинами,

Актай-кöктöй ол атту,                                             На мышастом он коне (ездящий),

Адазы байдыҥ ÿрени!                                              Отец (его) богача семя!

Туйук киш те кийимдÿ,                                           Весь в одежде из соболя,

Турган бойыҥ бу сÿрлÿ!                               Стоящий здесь видный!

Бÿдÿн киш те кийимдÿ,                                           Целиком в одежде из соболя,

Бÿткенек бойы бу сÿрлÿ!                              Крепкий собой видный!

Ӱстÿги jанынаҥ (уулдыҥ ады) бейин бол!    С верхней стороны (имя парня) сюда беги!

Аналогичная хороводная игра с названием «Табыл-тобыл» имеется в культуре хакасов. Она схожа с алтайской игрой «Кур ӱзӱш» не только по проведению, но и по содержанию песенного припева:

Табыл-тобыл хамчылығ,                                         

Табылғат пазы нинҷiлiг.                                         

Ахтығ-кӧктiг арали                                                 

Абахай сiлiг хыс (назвать имя девушки) килзiн (Хакасские народные игры и состязания, 2006: 75).

Характерным отличием хороводных игр является наличие песни, музыки и пляски. К их числу можно отнести игру «Оп чаа» (Плясовой танец). Расположение участников в данной игре также соответствует линейному хороводу, только игроки выстраиваются по парам, а в ходе игры образуют встречные ряды. Эта игра известна в научной литературе под названием «Чаа»: «Здесь сочетается пляска, музыка, песня, игра. Участники становятся попарно (девушка и парень) и образуют ряд. Игру начинает первая пара. Девушка поет песню, а парень должен обязательно петь и плясать. Один человек, играя на икили, сопровождает пение и пляску. Каждый участник должен петь песню, не повторяя других. При «Чаа» обычно исполняются лирические песни. В конце своей песни каждый из участников выкрикивает слово «чаа». Слово «чаа» монгольского происхождения. Оно выражает возглас, которым отгоняют, прогоняют коз. В данной игре «чаа» означает «в конец», т. е. участники, выполнившие свои «обязанности», должны идти в конец ряда. Игра продолжается до тех пор, пока все участники не исполнят песни и пляски (Тюхтенев, 1972: 41).

Песни, исполняемые в хороводных играх, очень разнообразны по тематике и зависят от многих факторов – времени, места, праздника, обряда, и т. д. Часто в песне отражаются условия проведения игр:

Jеерен тайым бар болзо,                               Если конь [мой] рыжий есть,

Jер ыраагы не болзын.                                             Ничего, что дальняя местность.

Jергележип ойнозо,                                      Если рядышком стоя играть,

Jеҥ тудары не болзын.                                             Отчего бы за рукава не взяться.

Jорго тайым бар болзо,                                            Если конь [мой] быстрый есть,

Jол ыраагы не болзын.                                             Ничего, что дальняя дорога.

Jолугышкан кийнинде                                             Если встретиться суждено,

Jеҥ тудары не болзын (ААК, 1972: 92).        Отчего бы за рукава не взяться.

В содержании песни  говорится о правилах проведения игры. По нему участники должны  выстроиться  в один ряд («jергележип»), держа друг друга за руки или за рукава («jеҥ тудары»). Проведение хороводных игр диктует такое же построение игроков. В другой песне обозначается время окончания игр:

Ажа кайнаган аржан суудый,                                   Как бурлящая река,

Агару сÿÿжим сыйлайын.                             Любовь свою чистую подарю.

Таҥ чолмондый бойыгар                              Вы как утренняя звезда,

Таҥ атканча ойногор.                                               До зари играйте.

Бис тöрööндöр эмейис                                             Мы ведь родственники,

Бийе-ойын баштайлы.                                              Начнем пляску-игру.

Биригип алып таҥдакты,                              Вместе мы зарю

Бир кижидий уткыйлы.                                            Как один встретим.

Завершение игры имеет особое значение при расставании. В песне единство действий игроков определяются двумя  последними строками. Из содержания песни можно предположить, что она исполнялась  в игре с плясками как «Оп чаа». Такое предположение вытекает из указаний на игру-пляску, на единообразие и согласованность действий участников. Еще одной особенностью игровых песен является  возможность  договариваться между собой:

Jанар öйдиҥ ойыны                                     Игры перед расставанием      

Jап-jакшынак ол болзын.                             Пусть будут хорошими.

Айрылыштыҥ кожоҥы                        Песни перед расставанием

Алаҥзулу болбозын.                                     Пусть не будут сомнительными.

В песне высказывается пожелание о благополучном окончании игр.  Сходство песни с благопожеланиями прослеживается в использовании в ней формообразующего суффикса ~зын // ~зин, выражающего пожелание. Их повторяемость придает песне определенную ритмику. Песнями с подобным содержанием украшается сама игра, устраняются недочеты в правилах игры и в поведении играющих.

Среди современных народных игр алтайцев распространены игры «Болчоно», «Бӧрӱк чачары» (Бросание шапки), «Сырга јажырыш» (Прятание сережки). По структуре они напоминают хороводные игры. Сходство этих игр с хороводами прослеживается в том, что в них участники формируют круг или полукруг, а также непременно исполняют песни или припевки. Вместе с тем необходимо отметить, что хороводные игры в культуре алтайцев претерпевали определенные изменения в связи с требованиями времени, политическими, социальными и культурными преобразованиями. Прежде всего, наибольшую роль в бытовании хороводных игр сыграли изменение традиционной среды и жизни народа. В настоящее время в обществе происходит трансформация культурных ценностей. Немалый интерес представляет самобытная народная культура с ее материальными и духовными богатствами. В этих условиях роль хороводных игр особенно важна в проведении массовых мероприятий, календарных и светских праздников. Немаловажное значение они имеют в этнокультурном образовании и воспитании подрастающего поколения.

Список литературы:

  1. Алтай албатыныҥ кожоҥдоры: (1972), Горно-Алтайск.
  2. Алтай баатырлар: (1983), Т. XI, Горно-Алтайск.
  3. Алтай фольклор: (1995), Горно-Алтайск.
  4. Алтайско-русский словарь: (2018), Горно-Алтайск.
  5. Аникин В.П.: (1987). Русские народные пословицы, поговорки, загадки и детский фольклор, М.
  6. Екеев Н.В., Самаев Г.П.: (1994). История и культура Алтая XIX - начала XX в.в., Горно-Алтайск: Юч-Сюмер.
  7. Ойношев В.П.: (2015). Народные игры алтайцев, Горно-Алтайск.
  8. Садалова Т.М.: (1995). “Кычыраачыга” // Алтай фольклор, Горно-Алтайск, с. 14.
  9. Сатлаев А.М.: (1974). Кумандинцы, Горно-Алтайск.
  10. Суразаков С.С.: (1961). Героическое сказание о богатыре Алтай-Буучае, Горно-Алтайск.
  11. Тюхтенев Т.С.: (1972). Алтайские народные песни, Горно-Алтайск.
  12. ФМ Дело № 335 // Научный архив БНУ РА «Научно-исследовательский институт алтаистики им. С.С. Суразакова».
  13. Хакасские народные игры и состязания: (2007), Абакан: Хакасское книжное издательство.
  14. Хакасско-русский словарь: (2006), Новосибирск: Наука.
  15. Чочкина М.П.: (2003) Алтайский детский фольклор, Горно-Алтайск.